Всем нечаянной радости!

 

       Александр Новиков

      img_7632 Из дальних странствий.

           О существовании Дома-музея Константина Паустовского, перед творчеством которого преклоняюсь, в Феодосии узнал два года назад и тогда же дал себе слово, что обязательно побываю там. Наш летний лагерь расположился на горе Клементьева, в двадцати километрах от древней столицы полуострова.  И вот поездка состоялась. Вместе с ребятами из футбольного клуба «Саманта» мы выехали в первой половине дня. И я, наконец, оказался в Старом Крыму.

Небольшой дворик уютен, опрятен, ухожен. Как узнал потом, сотрудники музея сами поддерживают здесь порядок, заботятся о саде. Последний завораживает в прямом смысле слова. Бетонная дорожка ведет к столику под деревом, где можно отдохнуть. Кругом цветы: синие, оранжевые, желтые, красные, пурпурные… Настоящий бал роз, хризантем, пионов. Вдоль дорожки таблички с надписями -цитатами из Паустовского: «Растения спасают нас от болезней, дают крепкий сон, свежие силы…  Нет у нас лучших друзей, чем растения. Я бы о каждой травинке порассказал бы такое, что все старые добрые сказочники мне позавидовали» («Заботливый цветок»). Как вспоминала Т. Арбузова: «Константину Георгиевичу явно нравилось, что сад полу запущен, цветы растут не по регламенту и не на геометрических клумбах, а пышными, густыми группами». Все, как при нем, от этого, видимо, такое чувство, что ты пришел не в музей, а в гости. Кажется, что вот-вот появится заботливый и добрый хозяин, пригласит в дом. И только та подумал, как услышал шаги. Но это, к сожалению, был не Паустовский, а девушка в светлых бриджах и такого же цвета кофточке. Она была обворожительна и чем-то под стать цветущему саду.

Незнакомка улыбнулась радушно, сразу расположив к себе, и представилась: «Директор и экскурсовод в одном лице Ирина Владимировна Котюк». А затем пригласила в свои владения.

Прежде чем начать знакомство с творчеством писателя, Ирина Владимировна предложила ударить в рынду (морской колокол). Видя недоуменный взгляд, пояснила: « У каждого моряка, бывшего или настоящего, удары морского колокола вызывают щемящее чувство ностальгии. Как бы ни было тяжело служить на флоте, все моряки, от матроса до адмирала,  в душе – настоящие романтики. Романтиком был и Константин Георгиевич». А затем продолжила:

– Теперь мы начнем наше небольшое путешествие. Вы узнаете многое о Крыме, Паустовском, который верил в победу добра над злом на этой грешной земле.  

Комнатки великого писателя, по которым меня проводили, невелики, но нетрудно было разглядеть, что они обставлены скромно и со вкусом. Мебель легкая, в основном из дерева, пол устлан разноцветными ковриками. На окнах занавески под цвет стенам. В одном углу стоят корабельные винт, линза, бутылка поднятые со дна моря, – символы морских путешествий.

Предметы быта, окружавшие писателя при жизни, а ныне ставшие экспонатами,  произведения живописи, скульптуры и вещи декоративно-прикладного искусства словно вводят вас в атмосферу крымской жизни середины ХХ век.

Значительное место в экспозиции музея отведено теме: «Константин Паустовский и Александр Грин». Это неслучайно, ведь именно благодаря своему кумиру и приехал впервые в Старый Крым Константин Георгиевич. Это было в далеком 1934 году. Потом он часто бывал здесь в разные годы. Под впечатлениями от Старого Крыма он написал «Горная роса», новеллу «Сказочник», повести «Черное море» и многие другие произведения.

На стене висит живописная картина В. Солощенко «Капитан Дюк». Напротив нее пейзажи, бытовые зарисовки, акварельные картины М. Волошина. Посреди комнаты стол с интересной инкрустацией, местами потертый, а возле окна – другой, поменьше. На котором стопками лежат книги А. Грина.

«Паустовскому было свойственно умение увидеть и оценить всю красоту и глубину мира в каждом предмете, который обычному человеку мог показаться незначительным», – поясняет экскурсовод. Этому дару видения он учил ненавязчиво, через книги, многие поколения людей. Я же стоял  и  разглядывал это богатство, собранное в одном месте, в небольшом домике и думал: «Как много может создать за свою жизнь человек! И как мало людей, которые умеют себя реализовать в этом мире!» За окном пели птицы, в воздухе струился чудесный аромат, шумел прибой. Все было удивительно, прекрасно, а на душе – легко и светло. Она словно наполнилась чистым светом.

На прощание Ирина Владимировна подарила мне книгу  «Воспоминание о Крыме» К.Г. Паустовского,  где  написала слова  — пожелание, лучше которых я еще не встречал: «Всем нечаянной радости!». Сначала я не придал значения им, а потом на досуге, уже дома понял, что хотела она ими сказать Ирина Владимировна. А смысл этих слов, как мне кажется, – выражение чувств простого человека, радующегося жизни, миру,  воссоединению Крыма с Россией. А ещё она пожелала ребятам ярких побед и не только на футбольных полях.

Отныне, отправляясь в дорогу, я беру эту книгу, ставшую моим талисманом, с собой, и, глядя на нее, вспоминаю тот день, когда вошел во двор Дома – музея Большого Романтика.

 img_7645img_7667img_7646